ДЕЛО № А40-282084/19-143-2160

Дата подачи искового заявления: 23.10.2019

Дата принятия решения судом первой инстанции: 11.02.2020

Истец: ООО «Дубровки»

Регион регистрации истца: Ульяновская область

Ответчик: АО «Страховая Компания «РСХБ-Страхование»

Объект страхования: урожай сельскохозяйственных культур

 

Дата подачи апелляционной жалобы: 10.03.2020

Дата принятия решения судом апелляционной инстанции: 15.06.2020

Заявитель: ООО «Дубровки»

 

Дата подачи кассационной жалобы: 17.08.2020

Дата принятия решения судом кассационной инстанции: 29.09.2020

Заявитель: АО «Страховая Компания «РСХБ-Страхование»

 

СУТЬ ДЕЛА

12.07.2018 между акционерным обществом «Страховая Компания «РСХБ-Страхование» и обществом с ограниченной ответственностью «Дубровки» заключен договор страхования урожая сельскохозяйственных культур.

Согласно договору страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении указанного в договоре события (страхового случая) выплатить страхователю страховое возмещение в пределах страховой суммы, указанной в договоре.

Страховая премия составила 1 198 889 руб. 10 коп.

По договору застрахованным является урожай следующих сельскохозяйственных культур: пшеница яровая, площадью 1 050 га, страховой стоимостью 20 317 500 руб. 00 коп.; ячмень, площадью 965 га, страховой стоимостью 19 645 470 руб. 00 коп. Безусловная франшиза предусмотрена в размере 15 % по каждой сельхозкультуре.

Общая страховая сумма урожая составила 39 962 970 руб. 00 коп.

Истцом уплачена сумма страховой премии в полном объеме.

06.08.2018 истец обратился к ответчику с заявлением о страховом событии на площади 965 га на сумму предполагаемого ущерба в размере 6 200 000 руб. 00 коп.

Письмом от 06.08.2018 истец уведомил ответчика о начале уборки урожая и направлении представителя страховой премии с целью обследования посевов.

Уведомлением ответчика об осмотре сельскохозяйственных культур от 08.08.2018 ответчиком назначено обследование посевов.

08.08.2018 составлен акт определения урожайности на корню с участием представителя истца и ответчика.

15.08.2018 ответчиком направлен запрос документов для подтверждения страхового случая.

20.11.2018 ответчиком направлен запрос документов и информации дополнительно.

На заявление истца от 06.08.2018 поступил ответ от 17.12.2018 об отсутствии событий из числа застрахованных рисков.

Письмами от 10.01.2019 на письмо ответчика от 17.12.2018 истец просил пересмотреть решение об отказе в выплате страхового возмещения.

На письма истца от 10.01.2019 получен ответ от 22.01.2019 об отсутствии страхового события.

Письмом от 08.02.2019 истец просил дать пояснения игнорирования определения опасного явления «почвенная засуха» и непризнания факта наступления опасного явления «почвенная засуха» 28.07.2018 в период действия договора.

На письмо истца от 08.02.2019 получен ответ о признании явления «почвенная засуха» вне периода страхования. На письмо от 19.02.2019 о пересмотре решения страховой компании на основании справки Пензенского ЦГСМ № 137 от 04.02.2019 ответа не получено.

Так, в связи с засухой, подтверждаемой справками Пензенского ЦГМС, истец неоднократно обращался к ответчику о выплате страховой суммы.

Согласно справкам Пензенского ЦГМС: от 06.08.2018 № 1026 — по данным агрометеорологического поста, в период с 18.06.2018 по 18.07.2018 наблюдалось опасное агрометеорологическое явление «атмосферная засуха»; от 06.08.2018 № 1027 — по данным агрометеорологического поста, в течение 3 декад подряд наблюдалось опасное явление «почвенная засуха» в период с 08.07.2018 по 28.07.2018; от 04.02.2019 № 137 — по данным агрометеорологического поста, в течение 4 декад подряд наблюдалось опасное агрометеорологическое явление «почвенная засуха» с 08.07.2018 по 08.08.2018.

Ссылаясь на то, что в период действия договора страхования зафиксировано природное явление «почвенная засуха», что является страховым случаем и основанием для страхового возмещения, истец обратился в суд с требованием о взыскании страхового возмещения в размере 1 406 970 руб. 00 коп.

 

ПОЗИЦИЯ СУДА (первой инстанции)

В удовлетворении иска отказано

Размер исковых требований, руб.: 1 406 970

Размер удовлетворенных требований, руб.: 0

Уплата всей суммы страховой премии в размере 1 198 889 руб. 10 коп. была произведена истцом 13.07.2018, что подтверждается платежным поручением от 13.07.2018.

Дата окончания уборки урожая ячменя, указанная в договоре страхования, — 10.09.2018.

При таких обстоятельствах страхование, обусловленное договором страхования (период страхования по ячменю), распространялось на страховые случаи, произошедшие в период с 14.07.2018 по 10.09.2018.

Предоставленные истцом документы, в том числе справки Пензенского ЦГМС — филиала ФГБУ «Приволжское УГМС» от 06.08.2018 № 1026 и 1027, не подтверждают наличие каких-либо событий из числа предусмотренных договором страхования и соответствующих критериям, определенным в приложении к договору страхования, в период страхования, обусловленный договором страхования.

Поскольку в период страхования, обусловленный договором страхования, не было зафиксировано событий из числа застрахованных рисков, то в соответствии с условиями договора страхования и Правил страхования у Общества отсутствуют правовые основания для признания заявленного события (утрата (гибель) урожая ячменя в результате засухи) страховым случаем и выплаты страхового возмещения.

В соответствии с критериями событий, предусмотренными договором страхования (приложение к договору страхования), критерии опасного природного явления «почвенная засуха» следующие: «Засуха почвенная — в период вегетации** сельскохозяйственных культур за период не менее 3 декад подряд запасы продуктивной влаги в слое почвы 0–20 см составляют не более 10 мм или за период не менее 20 дней, если в начале периода засухи запасы продуктивной влаги в слое 0–100 см были менее 50 мм **– период вегетации — это период от момента посева сельскохозяйственной культуры до созревания урожая данной культуры».

В соответствии с актом определения урожайности на корню (биологической урожайности) сельскохозяйственных культур от 08.08.2018, составленным и подписанным с участием истца, на момент осмотра яровой ячмень на площади 479 га (50 % застрахованной посевной площади) был полностью убран, на остальной застрахованной посевной площади фаза развития ярового ячменя была «полная спелость». Следовательно, период вегетации ярового ячменя полностью закончился до 08.08.2019.

На основании предоставленной справки Пензенского ЦГМС — филиала ФГБУ «Приволжское УГМС» от 04.02.2019 № 137, по данным агрометеорологического поста «Беднодемьяновск», расположенного по адресу: Пензенская область, Спасский район, с. Кошелевка, в течение 4 декад подряд (с I декады июля 2018 года по I декаду августа 2018 года) было зафиксировано опасное агрометеорологическое явление «почвенная засуха».

Однако природное явление «почвенная засуха», зафиксированное в период с I декады июля 2018 года по I декаду августа 2018 года, не может считаться состоявшимся по договору страхования, так как срок его действия в период страхования, обусловленный договором страхования, и одновременно в период вегетации ярового ячменя составил менее 3 декад подряд (с 14.07.2018 по 08.08.2018).

Истец, заключив договор страхования 12.08.2018, указывает, что заявленное им явление началось 08.07.2018, т. е. за месяц до заключения договора страхования, кроме того, указывает, что с 18.06.2018 по 18.07.2018 наблюдалась атмосферная засуха.

Таким образом, истец заключил договор страхования в тот момент, когда на территории страхования уже наблюдались опасные природные явления, о которых истец знал, не сообщил о них ответчику и которые привели к снижению урожая.

Таким образом, страховое возмещение не может быть выплачено в счет возмещения гибели урожая ввиду того, что в период ответственности не было зафиксировано страховых событий.

Кроме того, для определения убытка, являющегося основанием для осуществления страховой выплаты, необходимо установить урожайность на корню. В соответствии с п. 1.4.21 Правил страхования, урожайность на корню (биологическая урожайность) — количество урожая с единицы площади перед началом своевременной уборки (в срок от 1 до 10 календарных дней до начала уборочных работ). Урожайность на корню определяется методом отбора проб, а также методом контрольного обмолота. При определении урожайности на корню страховщиком учитывается нормативная величина потерь при уборке и доработке.

Пунктом 7.2.8 Правил страхования предусмотрена обязанность страхователя письменно известить страховщика о дате определения урожайное на корню не позднее чем за 10 рабочих дней до начала проведения уборочных работ.

Данная обязанность истцом не была исполнена.

Истец 06.08.2018 сообщил ответчику, что уборка ячменя начинается 06.08.2018.

Однако 08.08.2018, к моменту прибытия страховщика, посевы ячменя были частично убраны (на 479 га из 965 га).

Учитывая вышеизложенное, определить урожайность ячменя на корню не представляется возможным на всей застрахованной площади, что, в свою очередь, исключает возможность установления убытка в связи с утратой урожая.

При таких обстоятельствах заявленные требования удовлетворению не подлежат.

Суд решил в удовлетворении исковых требований отказать.

Источник: решение Арбитражного суда города Москвы

 

ПОЗИЦИЯ СУДА (апелляционной инстанции)

Решение Арбитражного суда города Москвы от 11.02.2020 по делу № А40-282084/19-143-2160 отменить, взыскать с АО СК «РСХБ-Страхование» в пользу ООО «Дубровки» страховое возмещение в сумме 1 406 970 руб.

Апелляционный суд повторно оценив представленные в дело доказательства, а также доводы истца, изложенные в апелляционной жалобе, не может согласиться с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно материалам дела и как указано ранее, между истцом и ответчиком возникли спорные правоотношения исходя из разного толкования условий договора страхования урожая в сопоставлении с наступившим страховым случаем.

06.08.2018 истцом представлено ответчику заявление о (страховом) событии на площади 965 га на сумму предполагаемого ущерба в размере 6 200 000 руб.

Письмом от 06.08.2018 истец уведомил ответчика о начале уборки урожая и направлении представителя страховой компании с целью обследования посевов.

Как указал суд первой инстанции, поскольку 08.08.2018, к моменту прибытия страховщика, посевы ячменя были частично убраны на 479 га из 965 га, истец нарушил положения п. 7.2.8 Правил страхования, которым предусмотрена обязанность страхователя письменно известить страховщика о дате определения урожайности на корню не позднее чем за 10 рабочих дней до начала проведения уборочных работ.

Между тем судом первой инстанции не принят во внимание тот факт, что частичная уборка урожая направлена на принятие истцом мер для снижения размера убытков.

Согласно ст. 962 ГК РФ при наступлении страхового случая, предусмотренного договором имущественного страхования, страхователь обязан принять разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры, чтобы уменьшить возможные убытки.

Страховщик освобождается от возмещения убытков, возникших вследствие того, что страхователь умышленно не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможные убытки.

Согласно типовому перечню опасных природных явлений Росгидромета, событие (атмосферная засуха, почвенная засуха и т. д.) считается наступившим, если были достигнуты необходимые критерии: в данном случае — отсутствие эффективных осадков (более 5 мм в сутки) за период не менее 30 дней подряд при максимальной температуре воздуха выше 25 градусов и наличие запасов продуктивной влаги в слое почвы 0–20 см не более 10 мм за период не менее 3 декад (30 дней).

На дату заключения договора — 12.07.2018 — и на дату вступления договора в силу — 00 часов 00 минут 14.07.2018 — необходимых критериев не было достигнуто, опасных явлений, указанных в договоре не зафиксировано.

Обратного в материалы дела не предоставлено.

Необходимые критерии достигнуты по атмосферной засухе 18.07.2018, по почвенной засухе — 28.07.2018, что попадает в период действия договора.

Как уже отражено ранее, о наступлении события, имеющего признаки страхового случая страхователь сообщил страховщику 06.08.2018, согласно п. 7.3.1 Правил страхования сельскохозяйственных культур или их урожая, где указано, что при наступлении события, имеющего признаки страхового случая, страхователь обязан (если иное не оговорено в договоре страхования) незамедлительно принять все разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры для уменьшения возможных убытков и предварительно письменно сообщить страховщику о планируемых мероприятиях по предотвращению или уменьшению ущерба.

Событие, на случай наступления которого производится страхование, включает в себя не только опасность, от последствий которой заключается страхование (п. 6 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 № 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования»).

Таким образом, в рассматриваемом случае природное явление (почвенная засуха) является опасностью, тогда как страхование производилось на случай гибели или частичной утраты урожая сельскохозяйственных культур.

Гибель урожая произошла в результате опасного гидрометеорологического явления, при этом страховой случай наступил в период действия договора страхования, при этом страхователь принял разумные меры для уменьшения убытков в виде уборки урожая.

Согласно Правилам страхования сельскохозяйственных культур или их урожая, страховым случаем является не сам факт атмосферной или почвенной засухи, а обусловленная ее наступлением гибель или повреждение сельскохозяйственных культур.

Арбитражным судом города Москвы не принято во внимание, что нарушений агротехнологии со стороны страхователя выявлено не было, а опасное природное явление состоялось на застрахованных площадях.

Согласно ст. 944 ГК РФ, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в п. 1 названной статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 Кодекса.

Между тем в материалах дела отсутствуют сведения о том, что страхователь при заключении указанного ранее договора страхования предоставил ложную информацию или сведения, вводящие в заблуждение ответчика.

Кроме того, обязанность проверить наличие и характер страхуемого интереса при заключении договора страхования лежит на страховщике.

Вместе с тем страховщик, являясь лицом, осуществляющим профессиональную деятельность на рынке страховых услуг, фактически не выяснил обстоятельства, влияющие на степень риска.

Опасные явления, в том числе имевшая место в период действия договора почвенная засуха, сами по себе не являются страховым случаем, поскольку страхование производилось на случай утраты (гибели) или частичной утраты урожая сельскохозяйственных культур.

Поскольку страхователь не располагал информацией, что указанные природные явления повлияли (или могли повлиять) на урожайность посевов, соответствующая информация в адрес страховщика не направлялась, что само по себе не свидетельствует о недобросовестности истца.

Вывода о том, что на результат недобора урожая могли повлиять несоблюдение истцом агрономических требований или агротехнических мероприятий, засоренность посевов, из материалов дела не следует.

При принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу; устанавливает права и обязанности лиц, участвующих в деле; решает, подлежит ли иск удовлетворению (ст. 168 АПК РФ).

В связи с этим суд апелляционной инстанции отменяет решение первой инстанции и удовлетворяет требования истца о страховом возмещении в сумме 1 406 970 руб.

Источник: постановление Девятого арбитражного апелляционного суда

 

ПОЗИЦИЯ СУДА (кассационной инстанции)

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2020 по делу № А40-282084/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества «Страховая компания «РСХБ-Страхование» — без удовлетворения

Выслушав представителей сторон, обсудив доводы кассационной жалобы, отзыва на жалобу, изучив материалы дела, проверив в соответствии со ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм процессуального и материального права при принятии постановления, а также соответствие выводов, содержащихся в судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Арбитражный суд Московского округа не находит оснований для его отмены.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что уплата всей суммы страховой премии в размере 1 198 889,10 руб. произведена истцом 13.07.2018. Дата окончания уборки урожая ячменя, указанная в договоре страхования, определена как 10.09.2018. Следовательно, страхование, обусловленное договором страхования (период страхования по ячменю), распространялось на страховые случаи, произошедшие в период с 14.07.2018, и окончилось 10.09.2018.

Доводы ответчика о том, что к моменту прибытия страховщика посевы ячменя были частично убраны, истец нарушил положения п. 7.2.8 Правил страхования, которым предусмотрена обязанность страхователя письменно известить страховщика не позднее чем за 10 рабочих дней до начала проведения уборочных работ, рассмотрены судом апелляционной инстанции и отклонены, поскольку частичная уборка урожая направлена на принятие истцом мер для снижения размера убытков.

Суд кассационной инстанции полагает, что фактические обстоятельства установлены судом апелляционной инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств. Нормы материального права применены к установленным судом обстоятельствам правильно.

Доводы кассационной жалобы не опровергают приведенные выводы суда апелляционной инстанции, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом при рассмотрении дела, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Несогласие ответчика с выводами суда, иная оценка им фактических обстоятельств дела и иное толкование положений закона не означают допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки и не являются основанием для отмены судебного акта судом кассационной инстанции.

Нарушений судом норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, кассационной коллегией не установлено.

Источник: постановление Арбитражного суда Московского округа