ДЕЛО № А40-115284/20-116-855

Дата подачи искового заявления: 08.07.2020

Дата принятия решения судом первой инстанции: 24.06.2021

Истец: ЗАО «Уралбройлер»

Регион регистрации истца: Челябинская область

Ответчик: ООО «Страховая Компания «Согласие»

Объект страхования: сельскохозяйственные животные

 

СУТЬ ДЕЛА

Между ЗАО «Уралбройлер» и ООО «СК «Согласие» заключен договор страхования сельскохозяйственных животных от 05.12.2018 в соответствии с Правилами страхования животных от 12.10.2016.

В соответствии с условиями договора страхования, на основании заявления страхователя на страхование приняты животные, указанные в описи застрахованного поголовья, а именно 10 групп животных, принятых к учету в хозяйстве страхователя, в зависимости от их половозрастных признаков и функционального назначения: свиньи на откорме, поросята доращивания, свиноматки проверяемые, свиноматки основного стада, свинки ремонтные, поросята подсосные, хряки-пробники проверяемые, хряки основные, хряки ремонтные, хряки проверяемые.

В описи застрахованного поголовья также содержатся количество застрахованных голов в каждой группе, страховая стоимость 1 животного по каждой группе и страховая стоимость каждой группы животных.

28.08.2019 страховщиком было получено заявление о выплате страхового возмещения (далее — заявление) в связи с наступлением обстоятельств, имеющих признаки страхового случая, а именно в связи с падежом сельскохозяйственных животных в период с 23.06.2019 по 26.08.2019, являющихся объектом страхования по договору.

27.02.2020 ответчик частично удовлетворил требования истца, произвел выплату в его адрес в размере 1 970 54,13 руб., что подтверждается платежным поручением.

Согласно ответу от 27.02.2020 страховщик отказывает страхователю в признании выбытия свиноматок основного стада, свинок ремонтных, свиноматок проверяемых, хряков, свиней на откорме и поросят доращивания страховым случаем. В обоснование отказа ответчик указывает, что гибель животных наступила не в результате репродуктивно-респираторного синдрома свиней (далее — РРСС), а в результате скармливания животным токсичных кормов.

Отказ в выплате страхового возмещения в полном объеме ответчик также подтвердил в письме от 10.03.2020, обосновав отказ доводами, изложенными в письме от 27.02.2020.

Истец, полагая, что отказ в выплате страхового возмещения является неправомерным, направил в адрес ответчика претензию с требованием уплатить страховое возмещение, которая оставлена последним без удовлетворения, что послужило основанием для обращения истца с исковым заявлением в суд.

 

ПОЗИЦИЯ СУДА (первой инстанции)

В иске отказать полностью

Размер исковых требований, руб.: 14 144 407,30

Размер удовлетворенных требований, руб.: 0

Согласно условиям договора страхования, установлены события, на случай наступления которых производится страхование, в том числе гибель (падеж) застрахованного животного в результате инфекционной болезни, инвазионной болезни, незаразной болезни.

Характеристика данных видов болезней представлена в р. 1 Правил страхования.

Так, согласно п. 1.4.19 Правил страхования, «болезнь инфекционная» означает заболевание, вызванное бактериями, вирусами, грибами, риккетсиями (включая инфекционную болезнь вследствие эпизоотии, если она официально установлена распоряжением уполномоченных органов).

В соответствии с условиями, предусмотренными договором и Правилами страхования, наступление гибели животных вследствие указанных групп болезней подтверждается определенным индивидуальным комплектом документов и предусматривает свои критерии определения наступления страхового случая и методы определения размера ущерба, в соответствии с договором страхования.

Истец обратился к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения по договору страхования по риску «гибель (падеж) застрахованных животных в результате инфекционной болезни — репродуктивно-респираторного синдрома свиней».

В период действия договора страхования, действовали Ветеринарные правила осуществления профилактических, диагностических, ограничительных и иных мероприятий, установления и отмены карантина и иных ограничений, направленных на предотвращение распространения и ликвидацию очагов репродуктивно-респираторного синдрома свиней (РРСС), утвержденные приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации № 25 от 24.01.2018 (далее — Ветеринарные правила).

Применение иных Ветеринарных правил, введенных после окончания действия договора страхования, которые приобщены истцом к материалам дела, к рассматриваемым событиям необоснованно.

В соответствии с п. 3 Ветеринарных правил определено, что РРСС — контагиозная вирусная болезнь свиней, характеризующаяся острым, хроническим и латентным течением.

По результатам рассмотрения заявленного страхователем события, на основании обследований хозяйства страхователя с участием представителя истца и независимого эксперта (с составлением акта осмотра), анализа лабораторных исследований животных и заключения независимой экспертизы АНО «Лаборатория права» и полученных документов от страхователя было установлено, что падеж поголовья свиней старше подсосной группы не связан с инфекционным заболеванием — РРСС.

Суд, оценив представленные доказательства, приходит к выводу о необоснованности требований истца.

Истцом не представлено доказательств наступления заявленного события вследствие заявленного риска. Размер заявляемого ущерба документально не подтвержден.

Материалы дела не содержат документов, подтверждающих падеж животных по заявленным истцом группам в указанном истцом количестве, и тем более падеж данных групп животных по заявленному риску — в результате инфекционной болезни — РРСС.

Истец утверждает, что гибель взрослых животных в хозяйстве страхователя подтверждена лабораторными исследованиями, однако данное утверждение опровергается представленными в материалы дела документами, Ветеринарными правилами по РРСС.

Представленные истцом лабораторные исследования патматериала, поступившего в ФГБУ «ВНИИЗЖ» 03.07.2019, не содержат ни информации о количестве исследуемых голов, ни номера бирок животных для их идентификации, ни категории животных в соответствии с учетом в хозяйстве страхователя и описью застрахованного поголовья (указано, например, «патматериал свиноматок» без относимости к застрахованным категориям).

По представленным истцом документам невозможно установить ни количество погибших голов определенной группы животных в хозяйстве, ни тем более причину их гибели.

Представленный истцом анализ отчета по группе проб IDEXX представляет собой не что иное, как распечатку какой-то программы, не содержащую ни печати, ни подписи, ни каких-либо признаков, указывающих на относимость ее к хозяйству страхователя и существу рассматриваемого спора, в то время как в силу условий договора страхования наступление застрахованного риска должно подтверждаться строгим набором ветеринарных документов учета, содержащих соответствующие отметки ветеринарных служб.

Иные представленные истцом в материалы дела документы, а именно: протокол результатов исследования образцов кормов от 16.07.2019 (без печати и какой-либо подписи), протокол испытаний на корма от 05.07.2019, инструкции и стандарты на корма, план-схема противоэпизоотических мероприятий. Нормативные документы не относятся к числу доказательств, которые могут подтвердить наступление застрахованного риска и заявленного события — гибель животных вследствие РРСС.

В качестве обоснования размера ущерба, заявляемого истцом ко взысканию, истцом представлен расчет размера ущерба, который по каждой группе животных содержит такие графы, как «количество животных по актам» и «сумма ущерба». Указанный размер ущерба по каждой группе животных за минусом франшизы суммируется истцом в общую сумму заявленных исковых требований.

Представленный истцом расчет исковых требований произведен в нарушение условий договора страхования. Истцом не предоставлены документы, подтверждающие выбытие заявленных животных (отчеты хозяйства, акты о выбытии и т. п.), документы, доказывающие выбытие заявленных животных по причине РРСС.

Также истцом не учтена в расчете исковых требований сверхнормативная убыль по каждой группе, предусмотренная договором страхования.

Представленный расчет ущерба не обоснован, так как не содержит каких-либо ссылок на документы, на которых истец основывает свои требования, представленные цифровые показатели не подтверждены доказательствами.

Таким образом, со стороны истца в материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих наступление заявленного события — падеж поголовья свиней старше подсосной группы и взрослых животных в результате инфекционной болезни — РРСС, и не подтвержден размер заявленного ущерба.

Суд принимает во внимание, что ответчиком представлены доказательства, подтверждающие, что гибель животных в хозяйстве страхователя, по которым страховщиком было отказано в выплате страхового возмещения, произошла не вследствие РРСС.

Так, ответчиком к материалам дела были приобщены результаты лабораторных исследований сывороток крови животных, поступивших в ФГБУ «ВНИИЗЖ» 03.07.2019, в которых содержится ответ о наличии/отсутствии в крови животных вируса РРСС с указанием группы животного и номера его бирки в хозяйстве страхователя.

Согласно данным лабораторных исследований сывороток крови установлено, что в сыворотке крови 93 хряков вируса РРСС не обнаружено. В их числе были 13 голов хряков, заявленных страховщику и павших, согласно протоколам вскрытия, с диагнозом плевропневмания, пробы крови которых были взяты перед смертью и направлены в лабораторию 03.07.2019.

В соответствии с результатами лабораторных исследований ФГБУ «ВНИИЗЖ» от 16.07.2019, в 13 образцах крови хряков, заявленных страховщику в качестве погибших от страхового случая — РРСС, вирус РРСС не выявлен, таким образом, причинно-следственная связь между вирусом и падежом животных отсутствует.

Аналогичный анализ подтверждает ненаступление страхового случая и по заявленным истцом свиноматкам.

Исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства подтверждают вывод о том, что гибель взрослых животных произошла не вследствие вируса РРСС.

Данный вывод подтверждается также заключением эксперта (далее — ветеринарное исследование) АНО «Центр независимых экспертиз, аналитических исследований и правовых консультаций «ЛАБОРАТОРИЯ ПРАВА» от 26.06.2019, подготовленным по результатам совместного со страхователем акта осмотра, натурных исследований хозяйства страхователя и по итогам анализа всех представленных страховщику документов — заключений органов ветеринарного надзора, протоколов вскрытия и результатов лабораторных исследований.

В соответствии с выводами Ветеринарного исследования, установлено, что результаты лабораторных исследований сыворотки крови, поступивших в ФГБУ «ВНИИЗЖ» 03.07.2019, показывают, что у хряков-производителей, поросят доращивания и поросят на откорме в возрасте 100-120 дней вирус РРСС не обнаружен. В силу вышеизложенного РРСС стал причиной абортов и рождения нежизнеспособного молодняка, при этом вирус РРСС не привел к гибели взрослых животных (свиноматок основного стада, ремонтных свинок, проверяемых свиней и хряков), так как они обладают более устойчивым иммунитетом.

Данный вывод также подтверждается протоколами вскрытия животных, согласно которым основными причинами гибели были сердечно-сосудистая недостаточность и язва желудка. Гибель взрослых животных (свиноматок основного стада, ремонтных свинок, проверяемых свиней и хряков), а также поросят цеха доращивания и откорма связана со скармливанием животным токсичных кормов.

Нарушение страхователем принятой технологии кормления и применение им некачественных кормов, приведшие к гибели животных, а также нарушение/невыполнение ветеринарных требований, установленных действующим законодательством, являются самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований в силу договора страхования и п. 5.5.5 Правил страхования.

Согласно выводам Ветеринарного исследования, было установлено, что токсичность кормов, используемых на свиноводческом комплексе, превышает допустимую норму. Наличие в сырье и комбикормах различного рода токсинов вызывает отравление животных различной степени тяжести. Скармливание высокотоксичных кормов является нарушением ст. 18 Закона РФ от 14.05.1993 № 4979-1 «О ветеринарии», п. 14 Ветеринарных правил содержания свиней в целях их воспроизводства, выращивания и реализации, утвержденными приказом Минсельхоза России от 29.03.2016 № 114.

Истцом в отзыве и дополнительных письменных объяснениях указывается, что применение препаратов-абсорбентов «Детокс Плюс» и «Элитоск Элиминатор микотоксинов», являющихся не чем иным, как кормовыми добавками, опровергает выявленные в хозяйстве нарушения в части скармливания токсичных кормов.

Между тем ссылка истца на данные препараты как на доказательство, подтверждающее устранение в корме всех токсинов, необоснованна и опровергается следующим.

Судом установлено, что заявленные истцом активные добавки действительно используются для устранения влияния микотоксинов. Снятие общей токсичности в кормах данные препараты вызвать не могут.

Согласно результатам лабораторных исследований кормов, приобщенным истцом, в кормах выявлена общая токсичность.

В процессе данных лабораторных исследований, в том числе по ГОСТ 31674-2012, оценка корма была произведена и на грибы (микотоксины), и на содержание в корме иных токсичных элементов.

В соответствии с ГОСТ, установлен категорический запрет на использование корма с общей токсичностью.

По результатам лабораторных исследований кормов и на основании акта проверки Управления ветеринарии установлена общая токсичность корма.

Таким образом, вышеуказанными доказательствами подтверждено, что применение в хозяйстве страхователя добавок «Детокс Плюс» и «Элитоск Элиминатор микотоксинов», влияющих только на микотоксины, никаким образом не устранило общую токсичность корма, которая по ГОСТ недопустима.

Вынесение в отношении страхователя предписания № 356, а также постановления об административном правонарушении в связи с использованием токсичных кормов подтверждает тот факт, что добавление в корма препаратов-абсорбентов «Детокс Плюс» и «Элитоск Элиминатор микотоксинов» не предотвратило нарушение страхователем ст. 18 Закона РФ «О ветеринарии» и п. 14 Ветеринарных правил содержания свиней в целях их воспроизводства, выращивания и реализации, что является основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Отказывая в удовлетворении требований, суд также принимает во внимание, что представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о допущенном истцом нарушении правил вакцинации.

В соответствии с п. 8 Ветеринарных правил установлено, что для профилактики РРСС производится вакцинация свиней против РРСС инактивированными (то есть неживыми) вакцинами согласно инструкциям по применению указанных препаратов.

Согласно Инструкции, утвержденной приказом Минсельхоза России от 24.01.2018 № 25, хозяйство, в котором содержатся больные РРСС свиньи, должно осуществить вакцинацию всех клинически здоровых свиней вакцинами против РРСС согласно инструкциям по применению указанных препаратов и проводить наблюдение за вакцинированными животными в течение 10 дней. Также в данных хозяйствах запрещаются убой свиней и вывоз продуктов убоя свиней, ввоз и вывоз свиней.

В соответствии с актом от 30.06.2019 сотрудниками ЗАО «Уралбройлер» в нарушение инструкции по РРСС была проведена вакцинация только маточного поголовья свиней живой аттенуированной вакциной, изготовленной лабораторией Хипра С. А. Согласно инструкции по применению данной вакцины, запрещается вакцинировать клинически больных и/или ослабленных животных.

Фактически вакцинирование больных животных живой вакциной, что запрещено в соответствии с инструкцией, спровоцировало их гибель, что следует из протоколов вскрытия, подтверждающих, что у свиноматок в основном причиной смерти является нарушение работы сердца. Таким образом, проведенная вакцинация не предотвратила падеж животных, а вызвала обратную реакцию — анафилактический шок.

В соответствии с Ветеринарными правилами, страхователь должен был обратиться в Управлении ветеринарии сразу, как только ему стало известно об инфекции, для разработки плана по выведению хозяйства из числа неблагополучных по инфекционному заболеванию, однако страхователь в нарушение норм ветеринарного законодательства не сообщил своевременно о выявленном заболевании, самостоятельно, без согласования с органами Россельхознадзора и с нарушениями Ветеринарных правил провел вакцинацию поголовья.

Указанные нарушения, установленные в акте проверки, а также тот факт, что в хозяйстве в целях профилактики РРСС не были совершены превентивные мероприятия по вакцинированию животных, повлекли вынесение в отношении страхователя предписания, а также постановления об административном правонарушении.

В своих объяснениях истец, ссылаясь на положение Ветеринарных правил, утверждает, что карантин не введен ввиду отсутствия очага.

В силу Ветеринарных правил, очаг по РРСС вводится при выявлении вируса, при подтверждении его наличия результатами лабораторных исследований и при наличии клинических признаков, описанных в Ветеринарных правилах.

Таким образом, истец противоречит своей позиции: карантин не введен из-за отсутствия очага, так как вирус не установлен результатами лабораторных исследований, тогда, следовательно, страховой случай по договору страхования не наступил и основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют.

Суд соглашается с позицией ответчика о том, что очаг не введен истцом только в силу нарушения истцом Ветеринарных правил в части совершения хозяйством обязательных мероприятий, которые должны выполняться при подозрении на РРСС: сообщить в течение 24 часов любым доступным способом о подозрении на РРСС должностному лицу органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации (на территории которого содержатся свиньи), осуществляющего переданные полномочия в области ветеринарии, или подведомственного ему учреждения.

Страховщик в целях подтверждения нарушения Ветеринарных правил направил соответствующий запрос в Россельхознадзор на предмет получения всех документов относительно нарушения истцом Ветеринарных правил. Россельхознадзор отказал в предоставлении запрошенных документов, ссылаясь на конфиденциальность.

Между тем истцом не представлено доказательств соблюдения им Ветеринарных правил в части соблюдения обязательных мероприятий при подозрении на РРСС.

В соответствии с условиями договора страхования, не является страховым случаем утрата, гибель (падеж), вынужденный убой, отчуждение застрахованного животного в результате вакцинации, нарушения принятой технологии производства и кормления, применения некачественных кормов или несоблюдения условий и сроков их хранения, приведших к кормовым отравлениям.

В качестве обстоятельства, послужившего основанием для отказа в выплате страхового возмещения, ответчик также указывает на нарушение истцом правил содержания животных.

Суд, исследовав доказательства по делу, признает отказ ответчика в выплате возмещения по этому основанию правомерным.

Передача вируса РРСС в том числе осуществляется при контакте больных животных со здоровыми, неправильной изоляцией группы животных, через корма.

Истцом по гибели от риска РРСС заявлены все группы животных, которые, согласно карте распределения животных, содержатся в хозяйстве в разных комплексах. Контакт животных между собой осуществляется только при перегруппировке.

Правилами содержания свиней в целях воспроизводства, выращивания, реализации, получения продуктов свиноводства, утвержденные приказом Минсельхоза России от 29.03.2016 № 114, установлено, что на свиноводческих предприятиях технология содержания свиней должна обеспечивать соблюдение следующих требований:

а) направление технологического процесса от участков репродукции к цеху откорма;

б) деление свиноводческих помещений на изолированные секции;

в) использование помещений (секций) для опороса свиноматок и доращивания поросят, выращивания ремонтного молодняка и откорма свиней осуществляют таким образом, что всех животных удаляют из отдельной секции или помещения и одновременно заполняют ее (его) одновозрастными животными. В остальных помещениях предусматривается возможность поочередного освобождения, очистки, ремонта и дезинфекции отдельных групповых станков или групп индивидуальных станков по мере их освобождения от свиней перед размещением в них новых животных;

г) продолжительность санитарного перерыва (периода, в течение которого происходят чистка, ремонт, мойка, дезинфекция свиноводческих и вспомогательных помещений, участвующих в технологическом цикле предприятия) между технологическими циклами производства составляет не менее 5 суток;

д) максимально возможное сохранение состава каждой первоначально сформированной группы поросят на последующих этапах производства: доращивания, выращивания ремонтного молодняка и откорма как отдельной производственной единицы.

Массовость заболевания животных и заболевание разных групп подтверждают несоблюдение страхователем вышеуказанных правил содержания животных.

Оценивая позиции сторон в совокупности с представленными в материалы дела доказательствами, суд пришел к выводу, что у истца нет законного и обоснованного права требовать у ответчика выплаты страхового возмещения в свою пользу.

Источник: решение рбитражного суда города Москвы