ДЕЛО № А21-5795/2020

Дата подачи искового заявления: 17.06.2020

Дата принятия решения судом первой инстанции: 25.06.2021

Истец: АО «Правдинское Свино Производство»

Регион регистрации истца: Калининградская область

Ответчик: АО СК «РСХБ-Страхование»

Объект страхования: сельскохозяйственные животные

 

СУТЬ ДЕЛА

Между сторонами 26.10.2017 был заключен договор страхования сельскохозяйственных животных.

Срок действия договора страхования установлен с 03.11.2017 по 02.11.2018.

В соответствии с условиями договора животные считаются застрахованными на следующей территории: Калининградская область, Правдинский район, поселок Ново-Бийское, свиноводческие фермы: Репродуктор, Откорм, Доращивание, Хрячник (карантинник).

Согласно условиям договора, страховым случаем с учетом всех определений и исключений из страхования, предусмотренных Правилами страхования и договором, являются утрата, гибель (падеж), вынужденный убой застрахованных животных, произошедшие на территории страхования в период срока действия договора в результате наступления событий, указанных в договоре.

Договором предусмотрено, что он заключен на условии «с ответственностью по группам рисков».

В соответствии с пунктом договора «Болезни» к данной группе рисков относятся:

- гибель (падеж) животных в результате болезни инфекционной в соответствии с договором (африканская чума);

- гибель (падеж) животных в результате болезни инвазионной;

- гибель (падеж) животных в результате болезни незаразной;

- вынужденный убой животных в результате распоряжения специалиста государственной ветеринарной службы в связи с проведением мероприятий по борьбе с эпизоотией или в связи с неизлечимой инфекционной болезнью, и/или инвазионной болезнью, и/или незаразной болезнью, исключающей возможность дальнейшего использования животного.

В соответствии условиями договора страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя (выгодоприобретателя), его работников, а также иных лиц, действовавших хотя и от собственного имени, но с ведома и в интересах страхователя (выгодоприобретателя).

Страховщик освобождается от возмещения убытков, возникших вследствие того, что страхователь (выгодоприобретатель) умышленно не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможные убытки (п. 3 ст. 962 ГК РФ).

Общая страховая стоимость по договору страхования составила 736 974 939 руб.

09.07.2018 на территории страхования произошло событие (возникновение инфекционной болезни — АЧС), в результате которого страхователю был причинен ущерб.

В период с 10.07.2018 по 10.08.2018 произошла гибель (утрата) и отчуждение свиней в связи с указанной болезнью на территории общества.

10.07.2018 общество уведомило страховщика о наступлении события, имеющего признаки страхового случая — падеже животных в количестве 1 500 голов в секциях на площадке Откорм и о наличии больных животных в трех секциях на площадке Доращивание.

11.07.2018 истец уведомил ответчика о полученных результатах исследований по экспертизе и подтверждении СП «Гвардейская ветеринарная лаборатория» заболевания животных АЧС.

12.07.2018 истцом в адрес ответчика было направлено заявление о событии, имеющем признаки страхового случая.

В период с 10.07.2018 по 22.08.2018 истцом в адрес ответчика направлялись уведомления (от 26.07.2018; от 10.08.2018; от 21.08.2018) по факту гибели и отчуждения поголовья животных в связи с инфекционной болезнью АЧС.

Страховщиком была привлечена независимая экспертная организация ООО «ОцЭкс», которая произвела осмотр застрахованного имущества, по результатам которого с участием представителей истца и ответчика составлены акты осмотра от 17.07.2018 и от 13.08.2018.

По запросам страховщика обществом были направлены документы, необходимые для признания заявленного события страховым случаем и выплаты страхового возмещения.

Последний запрошенный ответчиком документ был направлен страховщику 28.01.2020, а именно постановление Ленинградского районного суда г. Калининграда от 27.01.2020 по уголовному делу № 1-90/20 (1-589/19) в отношении главного ветеринарного врача общества Смирновой Ж. А., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 249 УК РФ (нарушение ветеринарных правил, повлекших по неосторожности распространение эпизоотий и иные тяжкие последствия) и ч. 1 ст. 237 УК РФ (сокрытие информации о событиях и фактах, создающих опасность для окружающей среды).

Письмом от 12.02.2020 страховщик отказал в признании заявленного события страховым случаем и выплате страхового возмещения.

Основанием для отказа послужил вывод о том, что гибель и отчуждение застрахованных животных (свиней) явились следствием возникновения и распространения АЧС на территории общества в результате нарушения ветеринарных правил и невыполнения Указа Губернатора Калининградской области от 09.06.2018 № 64.

Не согласившись с указанным решением страховщика, истец направил в его адрес претензию от 22.04.2020.

Письмом от 21.05.2020 ответчик повторно отказал в выплате страхового возмещения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения истца с настоящим иском в суд.

 

ПОЗИЦИЯ СУДА (первой инстанции)

Иск удовлетворить частично

Размер исковых требований, руб.: 892 948 525,89

Размер удовлетворенных требований, руб.: 395 109 042

Суд признал иск подлежащим частичному удовлетворению в силу следующего.

В обоснование отказа в признании случая страховым ответчик ссылается на подп. 3.3.1 и 3.3.2 п. 3.3 договора страхования о том, что не являются страховыми случаи и не покрываются убытки, произошедшие в результате:

- 3.3.1 нарушения/невыполнения ветеринарных и санитарных правил, нормативных актов, регламентирующих ведение животноводства и содержание животных, а также правил и норм содержания и кормления животных, принятых страхователем (выгодоприобретателем);

- 3.3.2 нарушения/невыполнения предписаний государственной ветеринарной службы, технических регламентов, в том числе о требованиях пожарной безопасности, предписаний органов государственного контроля (надзора) об устранении нарушений, если утрата, гибель (падеж), вынужденный убой животных находятся в прямой причинно-следственной связи с этим нарушением.

Суд признал ошибочными и подлежащими отклонению доводы истца о том, что в отношении страхового события «болезни» (п. 3.2.1 Договора) исключения по пп. 3.3.1 и 3.3.2 договора страхования не применимы.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Как указано в п. 43 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду; условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной связи и с учетом того, что они являются согласованными частями одного договора (системное толкование).

В рассматриваемом случае пп. 3.3.1 и 3.3.2 договора применяются ко всем группам рисков, указанным в п. 3.2 договора, включая и п. 3.2.1 «Болезни», что следует из буквального их толкования, поскольку каких-либо исключений из этих пунктов по отдельным видам рисков не установлено.

В обоснование факта доказанности нарушения обществом ветеринарных правил ответчик ссылается на преюдициальное значение по рассматриваемому спору постановления Ленинградского районного суда г. Калининграда от 27.01.2020 по уголовному делу № 1-90/20, которым установлены следующие обстоятельства:

- главным ветеринарным врачом общества Смирновой Ж. А. допущены множественные факты нарушений ветеринарных правил;

- в период с 25.06.2018 по 01.07.2018 имел место массовый падеж свиней;

- несоблюдение ветеринарных правил явилось причиной возникновения очага АЧС на территории страхования.

В этой связи ответчик ссылается на то, что гибель свиней произошла в результате нарушения обществом ветеринарных и санитарных правил, регламентирующих ведение животноводства, и правил компартментализации и, следовательно, не является страховым случаем по договору страхования.

В силу ч. 4 ст. 69 АПК РФ вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу обязательны для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Из данной нормы права следует, что обязательным для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом, является лишь вступивший в законную силу приговор суда, а также иные постановления суда по уголовному делу. Прочие документы из уголовного дела должны расцениваться как иные письменные доказательства, подлежащие оценке наряду с другими материалами дела (ст. 75 АПК РФ).

Между тем в предмет доказывания по уголовному делу при обвинении в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 249 УК РФ (нарушение ветеринарных правил, повлекших по неосторожности распространение эпизоотий и иные тяжкие последствия), не входили вопросы установления причин появления в хозяйстве заболевания АЧС или установление наличия прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) Смирновой Ж. А. и возникновением заболевания на территории данного свиноводческого комплекса.

При прекращении уголовного дела судом в отношении Смирновой Ж. А. предметом исследования суда были нарушения ею ветеринарных правил, которые имели место уже после факта первичного заражения животных в данном хозяйстве, и повлекли не сам факт заражения, а только факты распространения заболевания на других животных данного хозяйства (научно-правовое консультативное заключение от 20.05.2021 доктора юридических наук, профессора Воскобитовой Л. А., заведующей кафедрой уголовно-процессуального права Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА)).

Как усматривается из постановления суда от 27.01.2020, Смирнова Ж. А. нарушила ветеринарные правила, чем по неосторожности допустила распространение АЧС за пределы территории страхования, в том числе создала угрозу окружающей среде.

Причины возникновения инфекционного заболевания у поголовья свиней и, как следствие, АЧС на территории свиноводческого комплекса ни судом, ни органами предварительного следствия в рамках уголовного дела не устанавливались, поскольку не входили в предмет доказывания по вменяемому составу преступления. Главный ветеринарный врач общества Смирнова Ж. А. виновной в первичном возникновении заболевания поголовья свиней АЧС не признавалась.

Таким образом, сам факт возникновения у свиней заболевания АЧС на территории страхования Смирновой Ж. А. при рассмотрении уголовного дела судом не вменялся и не может быть признан преюдициальным фактом для рассмотрения настоящего арбитражного спора.

В материалы арбитражного дела также не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между действиями общества (либо его должностных лиц) и возникновением первичного заражения АЧС на территории страхования, а также вины в этом конкретных лиц.

Другими словами, в материалах дела отсутствуют доказательства того факта, что причиной возникновения АЧС на территории общества явилось нарушение истцом ветеринарных правил.

Напротив, в материалы дела истцом представлен акт эпизоотологического обследования от 10-12.07.2018, составленный ГБУ ветеринарии Калининградской области «Областная станция по борьбе с болезнями животных» СП «Правдинская ветеринарная станция», в котором указано, что источники заноса вируса АЧС на территорию общества не установлены.

В соответствии с постановлением Главного государственного ветеринарного инспектора Калининградской области от 23.08.2018 по делу об административном правонарушении, на которое ссылается ответчик, общество было привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 10.8 КоАП РФ за нарушение ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов.

Однако материалы дела не содержат доказательств привлечения общества к административной ответственности за нарушения ветеринарных правил, послужившие основанием для возникновения очага заражения свиней АЧС на территории свинокомплекса.

Допрос свидетеля Присевко Н. Б. от 12.12.2019 (госинспектора Управления Россельхознадзора по Калининградской области), который был проведен в ходе предварительного следствия и на который ссылается ответчик, не может быть расценен судом, как надлежащее доказательство того, что причиной возникновения АЧС на территории свинокомплекса явилось нарушение ветеринарных правил, поскольку в ходе судебного разбирательства по уголовному делу данный свидетель судом не допрашивался. Кроме того, из самого протокола допроса усматривается предположительный характер вывода свидетеля о причинах занесения АЧС на АО  ПСП», дословно указано: «можно говорить о том, что…».

Правовые заключения и заключения специалистов, представленные ответчиком относительно причин возникновения АЧС на территории страхования, носят теоретический и вероятностный характер и не могут быть признаны судом в качестве допустимых доказательств по указанному вопросу.

При этом истцом представлены правовые заключения и заключения специалистов, содержащие противоположные выводы о доказанности причин возникновения АЧС на территории страхования.

При этом, как указано выше, ни одного официального расследования и заключения уполномоченного компетентного органа о причинах возникновения АЧС на территории общества вследствие нарушения истцом ветеринарных правил проведено не было и в материалы дела не представлено.

Между тем из материалов дела усматривается, что период страхования в Калининградской области был крайне неблагоприятный. Как следует из письма Министерства сельского хозяйства Калининградской области от 20.10.2020, с октября 2017-го по июль 2018 года на территории области было зарегистрировано 53 эпизоотических очага и инфицированных объекта с АЧС (из них на июнь - июль 2018 года — 44 случая, в том числе в муниципальном образовании «Правдинский городской округ» — 10 случаев).

В этой связи вероятность возникновения АЧС на территории свиноводческого комплекса истца была очень высока, невзирая на присвоенный обществу IV компартмент.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договору имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя могут быть предусмотрены только законом.

Умысла истца относительно наступления страхового случая по настоящему делу судом не установлено, и ответчик на умысел истца в ходе судебного разбирательства не ссылался.

С учетом вышеизложенного суд признал необоснованным отказ страховщика признать спорный случай страховым.

Вместе с тем суд считает необходимым отметить следующее.

Указом Губернатора Калининградской области от 12.07.2018 № 98 «Об установлении ограничительных мероприятий (карантина) по африканской чуме свиней на территории Калининградской области» с 12.07.2018 по 11.08.2018 были установлены ограничительные мероприятия по АЧС на территории Калининградской области в эпизоотическом очаге в АО «ПСП», расположенном по адресу Калининградская область, Правдинский район, поселок Ново-Бийское.

Данным Указом определены границы эпизоотического очага — территория всего общества, расположенного по вышеназванному адресу.

В соответствии с Указом был утвержден План мероприятий по ликвидации африканской чумы свиней в эпизоотическом очаге, расположенном на территории МО «Правдинский городской округ» Калининградской области и предотвращения распространения возбудителя болезни, в числе которых изъятие всех свиней и продуктов убоя в соответствии с Правилами отчуждения животных и изъятия продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26.05.2006 № 310.

Утвержденные Указом мероприятия проводятся под контролем государственной ветеринарной службы субъекта Российской Федерации в соответствии с Ветеринарными правилами осуществления профилактических, диагностических, ограничительных и иных мероприятий, установления и отмены карантина и иных ограничений, направленных на предотвращение распространения и ликвидацию очагов африканской чумы свиней, утвержденными приказом Минсельхоза России от 31.05.2016 № 213.

В соответствии с п. 1 ст. 962 ГК РФ при наступлении страхового случая, предусмотренного договором имущественного страхования, страхователь обязан принять разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры, чтобы уменьшить возможные убытки.

С учетом обстоятельств дела суд соглашается с доводами ответчика о том, что границы очага АЧС были определены территорией всего свинокомплекса в связи с бездействием истца и нарушением им ветеринарных правил, повлекшими распространение эпизоотии.

Согласно п. 11 Правил № 213 должностное лицо органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющего переданные полномочия в сфере ветеринарии или подведомственного ему учреждения (подразделения), определяет границы предполагаемого эпизоотического очага с учетом эпизоотической ситуации и ландшафтно-географических особенностей местности.

Согласно представленному в материалы дела заключению от 05.04.2021 специалиста Пименова Н. В., доктора биологических наук, профессора РАН, возможна локализация очага АЧС в рамках одной производственной площадки при соблюдении на остальных производственных площадках требований, предусмотренных для хозяйств с зоосанитарным статусом IV компартмента.

Специалист Пименов Н. В. в своем заключении указал:

- вирус АЧС изначально проник на площадку Откорм АО «ПСП»;

- производственный цикл не предполагал перемещение животных с площадки Откорм на иные площадки;

- в силу подп. «о» п. 13.3 приказа Минсельхоза РФ от 23.07.2010 № 258 за каждой (технологической) группой животных, содержащихся на одной производственной площадке, закрепляется штат ветеринарных специалистов и персонала по уходу за животными.

С учетом изложенного, по мнению специалиста, возможно было ограничить распространение вируса АЧС территорией одной производственной площадки Откорм.

В видеоматериале «Репортаж: Свиноферма 21 века», опубликованном ООО «УК РБПИ ГРУПП» на сайте www.youtube.com., подчеркивается удаленность производственных площадок истца друг от друга как способ локализации возможных инфекционных заболеваний: «Между площадками свинокомплекса расстояние больше километра, таковы требования биозащиты».

Ответчиком в материалы дела представлены примеры других хозяйств со статусом IV компартмента, что подтверждает довод о возможности локализации распространения АЧС территорией одной производственной площадки.

Возможность локализации АЧС в рамках одной или нескольких площадок свинокомплекса IV компартмента подтверждается также разъяснениями ФГБУ «ВНИИЗЖ».

Как установлено судом, подтверждается материалами уголовного дела, постановлением суда от 27.01.2020 и не опровергнуто истцом, изначально АЧС возникла на площадке Откорм.

Распространение эпизоотии было вменено главному ветеринарному врачу общества Смирновой Ж. А. по уголовному делу, факт совершения ею этих действий подтвержден постановлением Ленинградского районного суда от 27.01.2020, что в силу ч. 4 ст. 69 АПК РФ имеет преюдициальное значение и не подлежит доказыванию вновь при рассмотрении настоящего дела.

Таким образом, в случае принятия истцом мер, направленных на локализацию АЧС на свинокомплексе, утрата свиней могла ограничиться поголовьем одной производственной площадки Откорм.

С учетом вышеизложенного суд признал подлежащими удовлетворению требования истца о взыскании с ответчика страхового возмещения только в отношении погибших (изъятых) свиней на площадке Откорм.

Согласно условиям договора страхования, животные были застрахованы по принципу беспоголовного учета, что позволяет истцу при наступлении страхового случая предъявить к возмещению свои убытки в связи с утратой любых свиней в соответствующей застрахованной группе, не превышая общее количество застрахованных животных по договору. При этом, в соответствии с условиями договора, в период срока действия договора животные могут переводиться из одной половозрастной группы в другую группу по причине естественного цикла роста (взросления) в соответствии с технологическими и производственными процессами разведения животных, соответственно страхование, обусловленное договором, распространяется на всех животных, указанных в описи, независимо от того, к какой половозрастной группе они относятся на момент наступления страхового случая, при условии что погибшие (утраченные) животные по своим возрастным характеристикам на дату заключения договора относились к одной из указанных в описи группе.

Как следует из материалов дела, на площадке Откорм по состоянию на 10.07.2018 находились свиньи в следующем количестве:

- свиньи весом от 30 до 60 кг — 20 494 голов. Данное количество складывается из 10 595 голов на площадке Откорм и 9 945 голов на площадке Доращивание, минус падеж 46 голов к данным 09.07.2018;

- свиньи весом от 60 до 115 кг — 23 580 голов (общее количество — 24 655 — минус 1 075 голов технически реализованных 09.07.2018).

Указанные данные подтверждаются в совокупности данными из акта ООО «ОцЭкс» от 17.07.2018, отчетом о состоянии стада от 03.09.2018, письмом истца от 16.07.2018 в адрес страховщика.

Из материалов дела усматривается, что по площадке Откорм в период проведения мероприятий по отчуждению животных было составлено 2 акта о выбытии животных на общее количество 34 175 голов, причина выбытия — падеж.

Ответчик ссылается на то, что в акте от 31.07.2018 на 10 595 голов не указана весовая группа выбывших животных, в связи с чем невозможно соотнести данный акт с количеством погибших свиней на площадке Откорм.

Между тем в спорном акте указана площадка Откорм.

Учитывая, что второй акт, относящийся к этой площадке, содержит сведения о выбытии свиней весовой группы от 60 до 115 кг в количестве 23 580 голов, однозначно следует, что акт на выбытие 10 595 голов относится к свиньям весовой категории от 30 до 60 кг.

Таким образом, по площадке Откорм расчет страховой стоимости утраченных застрахованных животных составит:

- по весовой категории свиней от 30 до 60 кг: из расчета 20 369 голов в соответствии с застрахованным количеством животных в данной группе в соответствии договором на сумму 101 906 107 руб.;

- по весовой категории свиней от 60 до 115 кг: из расчета 23 580 голов по цене 7 267 руб. на сумму 171 355 860 руб.

Итого стоимость утраченных застрахованных свиней на площадке Откорм составляет 273 261 967 руб.

В соответствии с условиями договора страхования размер убытка по каждому страховому случаю определяется отдельно по каждой группе застрахованных животных: при полной гибели (утрате, вынужденном убое) животных в группе — в размере страховой стоимости погибших животных в результате страхового случая за вычетом стоимости годных остатков и технологического отхода, но не более страховой суммы по погибшим животным.

В силу п. 1.4.18 Правил страхования технологический отход — среднестатистический падеж сельскохозяйственных животных по возрастным группам в хозяйстве либо иные нормативные потери от падежа птицы и животных, в том числе установленные на основании федеральных и региональных регистров технологий производства продукции животноводства и других нормативных правовых актов Российской Федерации, а также заключений специализированных учреждений, в зависимости от зоны воспроизводства или выращивания.

Расчет технологического отхода скорректирован истцом по отзыву ответчика исходя из длительности периода от заявления события до убоя животного — 32 дня — и составляет:

- свиньи на откорме от 30 до 60 кг — 203 700,54 руб.;

- свиньи на откорме от 60 до 115 кг — 450 089,23 руб., всего — 653 789,77 руб.

В соответствии с условиями договора страхования устанавливается безусловная франшиза, размер которой указан в описи застрахованных животных и составляет 2 % от страховой суммы по каждой группе застрахованных животных по каждому страховому случаю.

Согласно расчету привлеченной истцом независимой экспертной организации ООО «Инфорензикс», размер безусловной франшизы составляет:

- свиньи на откорме от 30 до 60 кг — 2 038 122,14 руб.;

- свиньи на откорме от 60 до 115 кг — 4 503 359,90 руб., всего — 6 541 482,04 руб.

С учетом вышеизложенного сумма подлежащего взысканию с ответчика страхового возмещения по площадке Откорм составляет 266 066 695 руб. (273 261 967 руб. - 653 789,77 руб. - 6 541 482,04 руб.).

Судом отклоняются, как необоснованные, доводы ответчика о необходимости предоставления истцом результатов отбора проб патологического материала по АЧС по каждой единице падежа (56 957 свиней).

При этом ответчик ссылается на п. 16.1 Правил № 213, который говорит о необходимости отбирать пробы патологического материала от всех павших свиней.

Между тем данный пункт Правил относится к отбору проб для проведения диагностических мероприятий на АЧС.

После установления диагноза АЧС и определения эпизоотического очага (Указ Губернатора от 12.07.2018 № 98) диагностические мероприятия в соответствии с гл. 5 Правил № 213 не проводятся, а организуется работа по ликвидации эпизоотического очага и предотвращению распространения инфекции, что подтверждается письмом Департамента ветеринарии Минсельхоза России от 23.04.2021 № 25/886.

Аналогичный вывод содержится и в письме Министерства сельского хозяйства Калининградской области от 26.02.2021 № МСХ-1507.

В этом письме также предоставлена информация о фактически произведенных на свинокомплексе отборах проб патологического материала для проведения лабораторных исследований на АЧС в соответствии с п. 16.1 Правил № 213.

Какого-либо толкования Министерством в указанном письме п. 16.1 Правил суд не усматривает.

В отношении доводов ответчика о том, что договором страхования предусмотрена обязанность страхователя по отбору проб у каждой павшей свиньи, суд отмечает следующее.

В соответствии с условиями договора, обязанности сторон при наступлении события, имеющего признаки страхового случая, определены п. 10.1 Правил страхования.

При этом, в соответствии с п. 10.3 Правил страхования, перечень документов из числа указанных в п. 10.2 Правил страхования, необходимых для рассмотрения вопроса о признании события страховым случаем и расчета суммы подлежащего возмещению убытка, определяется страховщиком с учетом специфики состоявшегося события, направляется страхователю (выгодоприобретателю).

Условиями договора установлено, что этот перечень документов направляется страховщиком в письменном виде в адрес страхователя не позднее 10 рабочих дней с даты получения заявления о страховом случае.

Как указано выше, истец 10.07.2018 уведомил ответчика о наступлении события, имеющего признаки страхового случая. При этом истец попросил проинформировать его о дате посещения свинокомплекса представителем страховщика, а также сообщить, будут ли какие-либо указания со стороны ответчика касаемо дальнейших действий страхователя.

23.08.2018 ответчик, в нарушение сроков, установленных договором, направил в адрес истца письменный запрос документов, необходимых для рассмотрения вопроса о признании события страховым случаем и расчета суммы подлежащего возмещению убытка.

Указанный запрос ответчика не содержал требования о предоставлении страховщику результатов отбора проб патологического материала на АЧС по каждой единице падежа свиней.

02.10.2018 вышеуказанный запрос был уточнен ответчиком, но также не содержал требований о предоставлении проб по каждой единице падежа.

Требование о представлении протоколов патологоанатомического вскрытия специалистом госветслужбы с заключением о причине гибели всех животных, павших на территории страхования в период с 01.06.2018 по 10.08.2018, и представлении результатов лабораторных исследований, проведенных госветлабораторией у всех павших животных за период с 01.06.2018 по 10.07.2018, было направлено в адрес истца только 26.11.2018, то есть после проведения всех мероприятий по ликвидации АЧС в эпизоотическом очаге, и потому невозможно к исполнению.

С учетом изложенного суд признал, что необходимость отбора проб патологического материала по АЧС по каждой единице падежа на площадке Откорм не предусмотрена договором страхования и не была своевременно заявлена ответчиком при истребовании документов у страхователя.

При этом падеж застрахованных свиней произошел на территории эпизоотического очага, определенного решением органа государственной власти (Указ Губернатора от 12.07.2018 № 98) с учетом проведенных лабораторных исследований проб, отобранных должностным лицом госветслужбы субъекта РФ.

Ответчик также ссылается на то, что не подлежит возмещению стоимость свиней, отчужденных по постановлению Правительства Калининградской области от 23.07.2018 № 432.

Данный довод не относится к стоимости погибших свиней на площадке Откорм, поскольку, как указано выше, причина выбытия всех животных на этой площадке — падеж. Мероприятия по отчуждению животных на площадке Откорм не проводились.

Однако суд считает необходимым отметить следующее.

В силу п. 9 Правил отчуждения животных и изъятия продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26.05.2006 № 310 (далее — Правила № 310), граждане и юридические лица имеют право на возмещение ущерба, понесенного ими в результате отчуждения животных или изъятия продуктов животноводства.

Как следует из договора страхования, страховая выплата за погибших, вынужденно убитых, утраченных животных в результате страхового случая определяется за вычетом безусловной франшизы и суммы компенсации, которая к моменту принятия решения страховщиком по существу заявленных убытков получена страхователем из государственного бюджета либо определена органами исполнительной власти к выплате страхователю и подтверждается официальными документами.

Указом Губернатора Калининградской области от 12.07.2018 № 98 утвержден План мероприятий по ликвидации АЧС свиней в эпизоотическом очаге, п. 5 которого предусмотрено изъятие всех свиней и продуктов убоя в соответствии с Правилами № 310.

Постановлением Правительства Калининградской области от 23.07.2018 г. № 432 определены территория отчуждения животных, места убоя бескровным методом, размер подлежащего возмещению ущерба, понесенного гражданами и юридическими лицами в результате отчуждения свиней в сумме 95,83 руб. за 1 кг живого веса.

В соответствии с актом № 1 от 10.08.2018 об отчуждении животных и изъятии продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, комиссия в составе, утвержденном приказом Министерства сельского хозяйства Калининградской области, в соответствии с вышеназванным постановлением № 432, произвела отчуждение животных и изъятие продуктов животноводства у общества в размере 50 063 голов / 1 402 683 кг.

Как усматривается из материалов дела, 15.08.2018 истец обратился в Министерство сельского хозяйства Калининградской области с заявлением о возмещении ущерба.

Решением Министерства от 05.09.2018 № 501 в возмещении ущерба было отказано со ссылкой на наличие у общества договора страхования.

Таким образом, сумма компенсации из областного бюджета обществом получена не была ни на момент подачи заявления о страховой выплате, ни на день рассмотрения спора в суде. Доказательств обратного ответчиком в материалы дела не представлено.

Истцом на основании условий договора страхования и п. 2 ст. 962 ГК РФ заявлены требования о взыскании с ответчика 92 720 321,88 руб. произведенных расходов в целях уменьшения убытков, подлежащих возмещению страховщиком.

В соответствии с условиями договора, размер страховой выплаты не может превысить страховую сумму по каждому животному / группе животных, указанную в описи, а общая сумма страховых выплат по договору не может превысить общий размер страховой суммы, указанный в договоре, кроме случаев, определенных п. 2 ст. 962 ГК РФ.

В силу п. 2 ст. 962 ГК РФ расходы в целях уменьшения убытков, подлежащих возмещению страховщиком, если такие расходы были необходимы или были произведены для выполнения указаний страховщика, должны быть возмещены страховщиком, даже если соответствующие меры оказались безуспешными.

В силу условий договора страхования не подлежат возмещению косвенные убытки, которые могут быть вызваны страховым случаем, в частности: расходы по транспортировке к месту убоя, приобретение медикаментов, проведение карантинных и других мероприятий по ликвидации последствий заболевания, уменьшение стоимости животных вследствие старения, естественного ухудшения здоровья или дефектов внешнего вида, а также в связи с продажей животных по этим причинам, стоимость ремонта животноводческих помещений после сдачи больных животных в связи с ветеринарно-санитарными мероприятиями, неустойки (штрафы, пени), упущенная выгода, причинение морального вреда и ущерба деловой репутации, за исключением расходов, произведенных по указанию страховщика в целях уменьшения убытков.

Аналогичное условие предусмотрено п. 4.2.1 Правил страхования.

Перечень расходов, приведенный истцом, свидетельствует о том, что данные расходы направлены не на уменьшение убытков, подлежащих возмещению страховщиком, а на ликвидацию последствий АЧС, то есть являются косвенными расходами и прямо поименованы в договоре страхования как не подлежащие возмещению.

При таких обстоятельствах требования истца в этой части подлежат отклонению.

С учетом вышеизложенной позиции исковые требования удовлетворяются судом в части взыскания с ответчика 266 066 695 руб. страхового возмещения по погибшим животным на площадке Откорм.

В остальной части требований о взыскании страхового возмещения иск удовлетворению не подлежит по основаниям, изложенным выше.

Истцом также заявлено требование о взыскании с ответчика неустойки согласно условиям договора страхования в размере 0,1 % от размера не выплаченной (не произведенной) в срок страховой выплаты за каждый календарный день просрочки, а также неустойки до момента фактического исполнения обязательства.

Расчет неустойки произведен истцом за период с 12.02.2020 (дата отказа страховщика в выплате страхового возмещения) по 10.06.2021 (день вынесения решения суда), что составляет 485 дней.

С учетом взыскиваемой суммы страхового возмещения неустойка составит: 129 042 347 руб. (266 066 695 руб. × 0,1 % × 485 дн.).

Ответчик в письменных объяснениях в ответ на расчет взыскиваемой истцом денежной суммы от 10.06.2021 указал на несоразмерность заявленной истцом суммы неустойки.

Из разъяснений, содержащихся в п. 69 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление № 7), следует, что установленная законом или договором неустойка может быть уменьшена в судебном порядке (п. 1 ст. 333 ГК РФ) в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства.

Если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (п. 71 постановления № 7).

В п. 77 названного постановления разъяснено, что снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды (пп. 1 и 2 ст. 333 ГК РФ).

Согласно п. 73 постановления № 7, бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика.

В качестве обоснования несоразмерности ответчик ссылается на то, что взыскиваемая неустойка составляет более половины (55,5 %) заявленной суммы страхового возмещения.

Между тем ответчик является профессиональным участником рынка услуг страхования и самостоятельно определил установленный в договоре страхования размер неустойки и порядок ее начисления.

Как усматривается из материалов дела, размер взыскиваемой неустойки не превышает суммы основного долга, отвечает критериям разумности и не является явно чрезмерным, учитывая длительность просрочки обязательства.

Ответчик не представил доказательств получения кредитором необоснованной выгоды в случае взыскания неустойки в заявленном размере.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о соразмерности взыскиваемой неустойки последствиям нарушения обязательства, в связи с чем оснований для удовлетворения ходатайства ответчика об уменьшении предъявленной к взысканию неустойки не имеется.

В соответствии с п. 65 постановления № 7 истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ). Законом или договором может быть установлен более короткий срок для начисления неустойки, либо ее сумма может быть ограничена.

Поскольку договором страхования не установлены ограничения по начислению неустойки, требование истца о взыскании неустойки по день фактического погашения задолженности также подлежит удовлетворению.

Источник: решение Арбитражного суда Калининградской области