ДЕЛО № А14-3146/2020

Дата подачи искового заявления: 04.03.2020

Дата принятия решения судом первой инстанции: 15.03.2021

Истец: АО «СК «Опора»

Регион регистрации истца: Воронежская область

Ответчик: ЗАО «Центрально-Черноземная Плодово-Ягодная Компания»

Объект страхования: урожай сельскохозяйственных культур

 

Дата подачи апелляционной жалобы: 20.04.2021

Дата принятия решения судом апелляционной инстанции: 21.07.2021

Заявитель: АО «СК «Опора»

 

СУТЬ ДЕЛА

Акционерное общество «Страховая Компания Опора» в лице конкурсного управляющего — Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее — истец, АО «СК Опора») обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с иском к закрытому акционерному обществу «Центрально-Черноземная Плодово-Ягодная Компания» (далее — ответчик, ЗАО «ЦЧПЯК») о взыскании 6 132 010 руб. 70 коп. неосновательного обогащения.

В обоснование указанного иска истец ссылался на то, что 12.05.2017 ЗАО «ЦЧПЯК» обратилось к АО «СК Опора» с заявлением о наступлении события, имеющего признаки страхового случая, а 31.05.2017 — с заявлением об авансовой выплате ввиду наступления, по мнению страхователя, страхового случая на сумму 209 913 867 руб., после чего АО «СК Опора» платежными поручениями от 03.07.2017 и от 24.07.2017 произвело выплату в общей сумме 5 180 022 руб.

Впоследствии ЗАО «ЦЧПЯК» обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с иском к АО «СК Опора» о признании недействительным п. 5.3 договора сельскохозяйственного страхования (урожай сельскохозяйственных культур) № 74001000400524 от 27.10.2016, взыскании страхового возмещения в размере 204 319 916 руб. Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Рязанской области от 17.04.2019 по делу № А54-9213/2017 в удовлетворении иска было отказано. В этой связи, ссылаясь на то, что при рассмотрении указанного дела требования ЗАО «ЦЧПЯК» к АО «СК Опора» о взыскании суммы страхового возмещения были признаны необоснованными, истец указывал на то, что на стороне ЗАО «ЦЧПЯК» возникло неосновательное обогащение в размере перечисленных ему АО «СК Опора» денежных средств, и, соответственно, у последнего — право требовать от ЗАО «ЦЧПЯК» неосновательно сбереженного и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 951 988 руб. 70 коп. за период с 03.07.2017 по 09.12.2019.

Как следует из материалов дела между АО «СК Опора» (страховщик) и ЗАО «ЦЧПЯК» (страхователь) в соответствии с Правилами страхования (стандартными) урожая сельскохозяйственных культур, посадок многолетних насаждений, осуществляемого с государственной поддержкой, утвержденными АО «СК Опора» 21.04.2016 (далее — Правила страхования от 21.04.2016), был заключен договор сельскохозяйственного страхования (урожай сельскохозяйственных культур) № 74001000400524 от 27.10.2016 в редакции дополнительных соглашений № 1 от 15.11.2016 и № 2 от 26.04.2017, выгодоприобретателем по которому выступало ЗАО «ЦЧПЯК», в качестве объекта страхования определены имущественные интересы страхователя, связанные с риском утраты (гибели) урожая сельскохозяйственных культур на всей площади посева (посадки) в хозяйстве страхователя (1 280,9 га) в результате воздействия событий, указанных в данном договоре (к числу которых отнесены также заморозки), страховая сумма составила 341 812 315 руб., страховая премия — 32 472 169 руб. 94 коп. (выплачивается двумя равными платежами по 16 236 084 руб. 97 коп. каждый в срок не позднее 31.12.2016 и 30.06.2017 соответственно), что подтверждается представленными истцом копиями указанных договора и Правил страхования.

В силу договора № 74001000400524 от 27.10.2016 он вступает в силу с 00 часов 00 минут дня, следующего за днем уплаты первого страхового взноса в объеме, предусмотренном данным договором, и оканчивается в 24 часа 00 минут 27.10.2017.

В подтверждение уплаты страхователем первого взноса, равного 50 % суммы страховой премии, ответчиком представлены копии платежных поручений на общую сумму 16 236 084 руб. 97 коп.

Как указано представителем ответчика и следует из условий договора от 27.10.2016, а также не оспаривалось представителем истца в ходе рассмотрения спора, второй взнос, равный 50 % суммы страховой премии, был уплачен из средств государственной поддержки.

12.05.2017 ЗАО «ЦЧПЯК» обратилось к АО «СК Опора» с заявлением о событии, имеющем признаки страхового случая.

Согласно выводам образованной впоследствии комиссии в результате обследования территории страхования зафиксирован факт частичной гибели генеративных органов и образовавшейся завязи плодов яблони на общей площади 1 280,9 га в результате ночных заморозков с минимальной температурой, опустившейся до отметки -2,1 °С в районе д.  Михайловка и с. Крыловка, а также в районе 1-го отделения совхоза Новоусманский Новоусманского района Воронежской области 11.05.2017 в период с 3 часов 00 минут до 6 часов 00 минут. На момент обследования поражение завязи плодов яблони составило 60–90 %.

Как установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Рязанской области, 31.05.2017 ЗАО «ЦЧПЯК» обратилось к АО «СК Опора» с заявлением об предварительной выплате в части расходов, понесенных по предотвращению или уменьшению убытка, в сумме 12 950 054 руб., после чего был составлен предварительный расчет произведенных расходов страхователя по предотвращению убытков, составивший 25 900 108 руб. при сумме рассчитанного убытка в размере 86 333 694 руб. На основании заявления о предварительной выплате был составлен предварительный расчет произведенных расходов страхователя по предотвращению убытков в размере 12 950 054 руб. Указанная сумма подлежала выплате частями. Первый платеж в сумме 2 590 011 руб. — до 04.07.2017. В предварительном расчете также отражено, что ночные заморозки 11.05.2017 могут привести к снижению фактического урожая по сравнению с запланированным от 15 % до 20 %. Страхователю было рекомендовано произвести агротехнические мероприятия по предотвращению, уменьшению убытка в связи с воздействием события — заморозков, в целях осуществления которых АО «СК Опора» произвело выплату по договору страхования в общей сумме 5 180 022 руб.

08.11.2017 ЗАО «ЦЧПЯК» направило в адрес АО «СК Опора» претензию с требованием об осуществлении страховой выплаты, которая была оставлена ответчиком без удовлетворения, что послужило основанием для обращения ЗАО «ЦЧПЯК» в Арбитражный суд Рязанской области с иском.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 17.04.2019 по делу № А54-9213/2017, оставленным без изменения постановлениями Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2019 и Арбитражного суда Центрального округа от 19.11.2019, в удовлетворении иска было отказано в связи с недоказанностью факта наступления страхового случая, факта наличия и размера ущерба, причиненного страхователю возникновением страхового случая, и наличия причинно-следственной связи между наступившим страховым случаем и убытками, заявленными к возмещению.

При этом, отклоняя доводы кассационной жалобы ЗАО «ЦЧПЯК» о том, что выплата АО «СК Опора» в размере 5 180 022 руб. является фактически признанием со стороны страховщика факта наступления страхового случая, суд кассационной инстанции отметил, что природа данной выплаты в силу пп. 10.3, 10.4 Правил страхования от 21.04.2016 носит не компенсационный (возмещение убытков), а предупреждающий наступление убытков характер.

Ссылаясь на результат рассмотрения указанного спора истец в лице ГК «АСВ», указывая на то, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение в размере перечисленных ему АО «СК Опора» денежных средств и, соответственно, у последнего — право требовать от ЗАО «ЦЧПЯК» неосновательно сбереженного и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 951 988 руб. 70 коп. за период с 03.07.2017 по 09.12.2019, обратился к ответчику с досудебной претензией, содержащей вышеуказанные требования, а впоследствии — в арбитражный суд с настоящим иском.

 

ПОЗИЦИЯ СУДА (первой инстанции)

В удовлетворении иска отказано

Размер исковых требований, руб.: 6 132 010, 7

Размер удовлетворенных требований, руб.: 0

Правила о неосновательном обогащении, согласно п. 2 ст. 1102 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Данная норма определяет два основания возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения: лицо приобретает имущество за счет другого лица, то есть приобретение имущества одним должно повлечь умаление имущества другого, либо лицо сберегает имущество, которое должно было утратить, в связи с тем, что вместо него утратило имущество другое лицо. Таким образом, законом установлено основание для признания полученных средств неосновательным обогащением — их получение или сбережение без законных оснований за счет другого лица.

Согласно п. 3 ст. 1103 ГК РФ, правила ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

В соответствии со ст. 65 АПК РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, в силу ст. 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения или несовершения им соответствующих процессуальных действий.

Таким образом, в силу закрепленного в АПК РФ принципа состязательности задача лиц, участвующих в деле, собрать и представить в суд доказательства, подтверждающие их правовые позиции, арбитражный суд не является самостоятельным субъектом собирания доказательств.

Арбитражный суд не может обязать сторону спора представлять доказательства как в обоснование своей позиции, так и в обоснование правовой позиции другой стороны, поскольку в силу ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, самостоятельно доказывает обстоятельства, на которых основывает свои требования и возражения.

Согласно ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

В подтверждение заявленных требований истцом представлены копии банковских выписок со своих расчетных счетов и платежных поручений на общую сумму 5 180 022 руб., а также указано на результат рассмотрения дела № А54-9213/2017 по иску ответчика к истцу о взыскании страхового возмещения в размере 204 319 916 руб., в удовлетворении которого отказано в связи с недоказанностью факта наступления страхового случая, факта наличия и размера ущерба, причиненного страхователю возникновением страхового случая, и наличия причинно-следственной связи между наступившим страховым случаем и убытками, заявленными к возмещению.

Возражая относительно заявленных исковых требований, ответчик в представленном отзыве на иск и дополнениях к нему указывал на те обстоятельства, что представители АО «СК Опора» при рассмотрении судами апелляционной и кассационной инстанций жалоб ЗАО «ЦЧПЯК» на решение Арбитражного суда Рязанской области от 17.04.2019 по делу № А54-9213/2017 ссылались на то, что природа указанных выплат в силу пп. 10.3, 10.4 Правил страхования от 21.04.2016 носит не компенсационный (возмещение убытков), а предупреждающий наступление убытков характер, о чем также свидетельствует отсутствие встречных требований страховщика при рассмотрении дела № А54-9213/2017 и представленное страховщиком при его рассмотрении заявление от 31.05.2017 о предварительной выплате, которая направлена на предупреждение страхового случая или уменьшение размера ущерба. Так, согласно представленной ответчиком копии письменных пояснений АО «СК Опора» от 10.01.2019 по делу № А54-9213/2017 на основании заявления страхователя о предварительной выплате был составлен предварительный расчет произведенных расходов страхователя именно по предотвращению. В подтверждение указанной позиции страховщика ответчик также ссылался на аудиопротоколы судебных заседаний по делу № А54-9213/2017 при рассмотрении судами апелляционной и кассационной инстанций жалоб ЗАО «ЦЧПЯК» на решение Арбитражного суда Рязанской области.

Ответчик также ссылался на положения ст. 962 ГК РФ, согласно пп. 1 и 2 которой при наступлении страхового случая, предусмотренного договором имущественного страхования, страхователь обязан принять разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры, чтобы уменьшить возможные убытки.

Ответчиком представлена копия акта обследования № 1 урожая посадок сельскохозяйственных культур от 13.05.2017, согласно которому по результатам проведенного обследования комиссией в составе директора ЗАО «ЦЧПЯК» Замятина Ю. И. и эксперта-агронома Замахаева В. Н., привлеченного страховщиком, были установлены повреждения цветков и образовавшейся завязи в посадках яблоневых садов в результате воздействия ночных заморозков с понижением температуры воздуха до отрицательных значений 11.05.2017. По результатам анализа указанных повреждений страхователю было рекомендовано провести внекорневую подкормку посадок путем опрыскивания листьев и цветов слабыми водными растворами необходимых макро- и микроэлементов, а также произвести обработку от вредителей. В подтверждение направления в том числе полученных от страховщика денежных средств на указанные им цели в соответствии с актом обследования № 1 от 13.05.2017 ответчиком представлены копии договоров с третьими лицами на поставку средств защиты растений, спецификаций к ним и платежных поручений об оплате поставленных в соответствии с представленными договорами товаров.

Истец в представленных дополнительных, с учетом возражений ответчика, пояснениях ссылался: во-первых, на положения ч. 2 ст. 69 АПК РФ, считая, что вступившим в законную силу судебным актом установлено обстоятельство ненаступления страхового случая; во-вторых, на положения п. 10.5 Правил страхования от 21.04.2016, согласно которым страхователь (выгодоприобретатель) обязан возвратить страховщику полученную страховую выплату (или соответствующую ее часть), если обнаружится обстоятельство, которое в силу закона и (или) по указанным Правилам страхования и (или) договору сельскохозяйственного страхования полностью или частично лишает страхователя (выгодоприобретателя) права на страховую выплату, в том числе при получении возмещения убытков от третьих лиц.

Ссылка истца на положения ч. 2 ст. 69 АПК РФ в части установления вступившим в законную силу судебным актом «обстоятельства» ненаступления страхового случая подлежит отклонению с учетом того, что она ошибочно основана не на установленном судами обстоятельстве, а следует из выводов судов о недоказанности страхователем соответствующих обстоятельств, подлежащих доказыванию по иску о взыскании страхового возмещения. Вместе с тем правовые выводы судов по ранее рассмотренным делам не имеют преюдициального значения. Указанный подход соответствует позициям, изложенным в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 06.11.2014 № 2528-О, постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.01.2006 № 11297/05 по делу № А40-38660/04-114-376.

В части довода истца, основанного на положениях п. 10.5 Правил страхования от 21.04.2016, представитель ответчика в ходе рассмотрения спора ссылался на то, что истцом так и не указано никакого конкретного обстоятельства, которое в силу закона или согласно названным Правилам страхования лишает страхователя права на страховую выплату. При этом таким обстоятельством, согласно пояснениям представителя ответчика, с учетом особенностей сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой является возможная выплата со стороны уполномоченного государственного органа в счет возмещения убытков, вызванных в том числе явлениями природного характера. В рассматриваемом случае, как пояснил представитель ответчика, соответствующей выплаты от Департамента по аграрной политике Воронежской области не производилось, поскольку сложившаяся ситуация не была признана чрезвычайной.

Истец в нарушение положений ст. 65 АПК РФ надлежащих доказательств, опровергающих указанные доводы возражений ответчика, не представил. Вместе с тем суд с учетом изложенных доводов возражений ответчика и принципа состязательности в арбитражном процессе дважды откладывал судебное разбирательство в целях обеспечения истцом явки своего представителя и представления пояснений относительно указанных в п. 10.5 Правил страхования от 21.04.2016 обстоятельств, лишающих страхователя права на полученное от страховщика. Однако истец явку полномочных представителей в судебные заседания 02.02.2021, 16.02.2021, 11.03.2021 не обеспечил, соответствующих дополнений не представил.

В соответствии с п. 9.9 Правил страхования от 21.04.2016, расходы страхователя по предотвращению или уменьшению убытка, если такие расходы были необходимы в связи с наступлением страхового случая или были произведены для выполнения указаний страховщика, возмещаются страховщиком. Такие расходы возмещаются пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости, независимо от того, что вместе с возмещением других убытков они могут превысить страховую сумму.

Согласно п. 10.3 Правил страхования от 21.04.2016, в случае утраты (гибели) урожая сельскохозяйственных культур, утраты (гибели) посадок многолетних насаждений или при наличии признаков значительного убытка страховщик вправе произвести предварительную выплату страхователю ранее срока, установленного данными Правилами страхования и (или) договором сельскохозяйственного страхования, до момента оформления и предоставления страховщику страхователем всех необходимых документов, подтверждающих наступления страхового случая.

В рассматриваемом случае из материалов дела следует, что, оценив на основании представленных страхователем документов в связи с заявленным последним событием от 11.05.2017 риски возникновения убытков и усмотрев признаки их значительных размеров, страховщик по своей воле произвел предварительную выплату в целях их предотвращения либо уменьшения их размера. При этом полученные от страховщика выплаты были направлены на оплату средств защиты растений, закупленных в том числе в целях выполнения указаний страховщика в соответствии с выводами по результатам проведенного обследования яблоневых садов, отраженными в акте обследования № 1 от 13.05.2017, что подтверждается материалами дела.

В этой связи судом также отмечено, что в качестве назначения спорных платежей было указано «выплата по договору страхования № 74001000400524 от 27.10.2016», и, как указывал ответчик в ходе рассмотрения спора, истцом не представлено доказательств осуществления истцом данных платежей в пользу ответчика именно в счет страховой, то есть компенсационной выплаты.

При этом суд учитывает то обстоятельство, что истцом не представлено каких-либо доказательств в подтверждение перечисления спорных денежных средств помимо своей воли и не в своем интересе исходя из специфики сельскохозяйственного страхования.

Таким образом, с учетом положений ст. 962 ГК РФ суд приходит к выводу о том, что спорные платежи страховщика по договору страхования № 74001000400524 от 27.10.2016 были связаны с несением им расходов по предотвращению убытков страхователя либо минимизации их размера, то есть произведены страховщиком в его же интересах в целях предотвращения причинения значительного ущерба страхователю, который подлежал определению по результатам уборки урожая. Указанное подтверждается представленными в материалы дела Правилами страхования от 21.04.2016, актом обследования № 1 от 13.05.2017 и предварительным расчетом АО «СК Опора» произведенных расходов страхователя по предотвращению убытков по заявленному страхователем событию.

На вопрос суда при рассмотрении спора представитель истца указывал, что истцом в лице ГК «АСВ» в спорных платежах не усматривается вывода активов страховщика в преддверии его банкротства.

Ответчик в ходе судебного разбирательства также указывал на размер выплат и сумму страховой премии, отмечая при этом, что общая сумма произведенных страховщиком выплат в шесть раз меньше размера выплаченной страховщику страховой премии по договору № 74001000400524 от 27.10.2016.

В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Таким образом, принимая во внимание позицию страховщика при рассмотрении дела № А54-9213/2017 по иску страхователя о взыскании страхового возмещения в обоснование природы произведенных в пользу страхователя выплат, основания отказа в иске страхователя к страховщику и вывод суда кассационной инстанции относительно предупреждающего наступление убытков характера таких выплат, отсутствие каких-либо претензий относительно обоснованности таких выплат в пользу страхователя со стороны страховщика при рассмотрении вышеназванного спора до направления 23.12.2019 соответствующей претензии в адрес ответчика конкурсным управляющим АО «СК Опора» — ГК «АСВ», неопровержение указанного ответчиком обстоятельства в соответствии с условиями п. 10.5 Правил страхования от 21.04.2016, а также содержание условий пп. 9.9, 10.3 Правил страхования от 21.04.2016 и указание в них на соответствующее право, а не обязанность страховщика по осуществлению в пользу страхователя предупреждающих наступление убытков выплат, суд не находит оснований для признании произведенных истцом по платежным поручениям от 03.07.2017 и от 24.07.2017 выплат в общей сумме 5 180 022 руб. неосновательным обогащением ответчика, поскольку они были основаны на договоре сторон, произведены во исполнение его условий по воле управомоченной стороны, не противоречили закону и имевшим место фактическим обстоятельствам дела.

Вместе с тем суд полагает, что ответчиком в ходе судебного разбирательства представлены пояснения, подтвержденные соответствующими доказательствами, в совокупности свидетельствующие об обоснованности получения от истца спорных выплат.

Таким образом, перечисление в рассматриваемом случае денежных средств во исполнение сделки не может быть признано неосновательным обогащением и не может нарушать права и охраняемые законом интересы истца.

На основании вышеизложенного, оценив по правилам ст. 71 АПК РФ относимость и допустимость представленных по делу доказательств и пояснений в обоснование заявленных требований и возражений на них, суд приходит к выводу, что в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере заявленной к взысканию суммы неосновательного обогащения следует отказать.

Источник: решение Арбитражного суда Воронежской области

 

ПОЗИЦИЯ СУДА (апелляционной инстанции)

Решение Арбитражного суда Воронежской области от 15.03.2021 по делу № А14-3146/2020 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения

Суд первой инстанции, принимая во внимание позицию страховщика при рассмотрении дела № А54-9213/2017 по иску страхователя о взыскании страхового возмещения в обоснование природы произведенных в пользу страхователя выплат, основания отказа в иске страхователя к страховщику и вывод суда кассационной инстанции относительно предупреждающего наступление убытков характера таких выплат, отсутствие каких-либо претензий относительно обоснованности таких выплат в пользу страхователя со стороны страховщика при рассмотрении вышеназванного спора до направления 23.12.2019 соответствующей претензии в адрес ответчика конкурсным управляющим АО «СК Опора» – ГК «АСВ», неопровержение указанного ответчиком обстоятельства в соответствии с условиями п. 10.5 Правил страхования от 21.04.2016, а также содержание условий пп. 9.9, 10.3 Правил страхования от 21.04.2016 и указание в них на соответствующее право, а не обязанность страховщика по осуществлению в пользу страхователя предупреждающих наступление убытков выплат, не нашел оснований для признания произведенных истцом по платежным поручениям от 03.07.2017 и от 24.07.2017 выплат в общей сумме 5 180 022 руб. неосновательным обогащением ответчика, поскольку они были основаны на договоре сторон, произведены во исполнение его условий по воле управомоченной стороны, не противоречили закону и имевшим место фактическим обстоятельствам дела.

Рассмотрев в порядке ст. 268 АПК РФ настоящее дело повторно по имеющимся в деле доказательствам, суд апелляционной инстанции находит вышеуказанные выводы суда первой инстанции обоснованными.

Согласно ст. 929 ГК РФ, по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

По договору имущественного страхования может быть, в частности, застрахован риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (ст. 930 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 943 ГК РФ, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

В соответствии с положениями п. 2 ст. 943 ГК РФ условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему.

Пунктом 3 ст. 943 ГК РФ предусмотрено, что при заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил.

Согласно п. 3 ст. 3 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и правил страхования, определяющих общие условия и порядок его осуществления. Правила страхования принимаются и утверждаются страховщиком или объединением страховщиков самостоятельно в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и указанным Законом и содержат положения о субъектах страхования, об объектах страхования, о страховых случаях, о страховых рисках, о порядке определения страховой суммы, страхового тарифа, страховой премии (страховых взносов), о порядке заключения, исполнения и прекращения договоров страхования, о правах и об обязанностях сторон, об определении размера убытков или ущерба, о порядке определения страховой выплаты, о сроке осуществления страховой выплаты, а также исчерпывающий перечень оснований отказа в страховой выплате и иные положения.

В соответствии с п. 9.9 Правил страхования от 21.04.2016 расходы страхователя по предотвращению или уменьшению убытка, если такие расходы были необходимы в связи с наступлением страхового случая или были произведены для выполнения указаний страховщика, возмещаются страховщиком. Такие расходы возмещаются пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости, независимо от того, что вместе с возмещением других убытков они могут превысить страховую сумму.

Согласно п. 10.3 Правил страхования от 21.04.2016, в случае утраты (гибели) урожая сельскохозяйственных культур, утраты (гибели) посадок многолетних насаждений или при наличии признаков значительного убытка страховщик вправе произвести предварительную выплату страхователю ранее срока, установленного данными Правилами страхования и (или) договором сельскохозяйственного страхования до момента оформления и предоставления страховщику страхователем всех необходимых документов, подтверждающих наступление страхового случая.

Согласно пп. 1 и 2 ст. 962 ГК РФ, при наступлении страхового случая, предусмотренного договором имущественного страхования, страхователь обязан принять разумные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры, чтобы уменьшить возможные убытки. Принимая такие меры, страхователь должен следовать указаниям страховщика, если они сообщены страхователю. Расходы в целях уменьшения убытков, подлежащих возмещению страховщиком, если такие расходы были необходимы или были произведены для выполнения указаний страховщика, должны быть возмещены страховщиком, даже если соответствующие меры оказались безуспешными. Такие расходы возмещаются пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости независимо от того, что вместе с возмещением других убытков они могут превысить страховую сумму. В связи с указанными положениями закона ответчик, действуя добросовестно и разумно, как указывал его представитель в ходе рассмотрения настоящего спора, следовал указаниям и предписаниям страховщика по результатам анализа представленных страхователем документов в связи с заявленным событием, имевшим признаки страхового случая, полагая его таковым в действительности. В связи с этим произведенные по указанию страховщика расходы по внекорневой обработке подлежали возмещению за его счет независимо от результативности соответствующих мер.

Правила о неосновательном обогащении, согласно п. 2 ст. 1102 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Данная норма определяет два основания возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения: лицо приобретает имущество за счет другого лица, то есть приобретение имущества одним должно повлечь умаление имущества другого, либо лицо сберегает имущество, которое должно было утратить, в связи с тем, что вместо него утратило имущество другое лицо. Таким образом, законом установлено основание для признания полученных средств неосновательным обогащением — их получение или сбережение без законных оснований за счет другого лица.

Согласно п. 3 ст. 1103 ГК РФ, правила ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

Судебная коллегия обращает внимание на то, что необходимым условием возникновения обязательства из неосновательного обогащения является приобретение и сбережение имущества в отсутствие правовых оснований, то есть приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого, не основанное на законе, иных правовых актах, сделке (Определение Верховного Суда РФ № 306-ЭС15-12164 от 22.12.2015).

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ для того, чтобы констатировать неосновательное обогащение, необходимо отсутствие у лица оснований (юридических фактов), дающих ему право на получение имущества. Такими основаниями могут быть договоры, сделки и иные предусмотренные ст. 8 ГК РФ основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

В силу ст. 1103 ГК РФ положения о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

Из названной нормы права следует, что неосновательным обогащением следует считать не то, что исполнено в силу обязательства, а лишь то, что получено стороной в связи с этим обязательством и явно выходит за рамки его содержания.

Судом первой инстанции установлено и сторонами не опровергнуто, что 12.05.2017 ЗАО «Центрально-Черноземная Плодово-Ягодная Компания» обратилось к АО «СК Опора» с заявлением о событии, имеющем признаки страхового случая.

Из материалов дела усматривается, что, действуя в рамках заключенного договора о страховании и утвержденных Правил страхования от 21.04.2016, истец выплатил спорную сумму в расчете на предупреждение дальнейших негативных последствий для застрахованного имущества.

Доводы заявителя о неосновательном обогащении ответчика в связи с отказом во взыскании полной суммы страхового возмещения в рамках дела № А54-9213/2017, а также о том, что необходимым условием для осуществления каких-либо выплат по договору страхования является наступление страхового случая, отклоняются как несоответствующие обстоятельствам дела, поскольку данные денежные средства были перечислены именно в целях недопущения наступления страхового случая.

Природа данных выплат в силу пп. 10.3, 10.4 Правил страхования носит не компенсационный (возмещение убытков), а предупреждающий наступление убытков характер, что также подтверждается выводами, содержащимися в постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 19.11.2019 № Ф10-4784/2019 по делу № А54-9213/2017.

Положения пп. 9.9, 10.3, 10.5 Правил страхования от 21.04.2016 свидетельствуют о праве, а не обязанности страховщика осуществлять в пользу страхователя предупреждающие наступление убытков выплаты.

Из пояснения сторон и материалов дела усматривается, что именно эти средства были направлены на приобретение средств защиты растений в целях воспрепятствования дальнейшей гибели застрахованного имущества.

Ответчиком была представлена копия акта обследования урожая посадок сельскохозяйственных культур от 13.05.2017, согласно которому по результатам проведенного обследования комиссией в составе директора ЗАО «Центрально-Черноземная Плодово-Ягодная Компания» Замятина Ю. И. и эксперта-агронома Замахаева В. Н., привлеченного страховщиком, были установлены повреждения цветков и образовавшейся завязи в посадках яблоневых садов в результате воздействия ночных заморозков с понижением температуры воздуха до отрицательных значений 11.05.2017. По результатам анализа указанных повреждений страхователю было рекомендовано провести внекорневую подкормку посадок путем опрыскивания листьев и цветов слабыми водными растворами необходимых макро- и микроэлементов, а также произвести обработку от вредителей. В подтверждение направления в том числе полученных от страховщика денежных средств на указанные им цели в соответствии с актом обследования от 13.05.2017 ответчиком представлены копии договоров с третьими лицами на поставку средств защиты растений, спецификаций к ним и платежных поручений об оплате поставленных в соответствии с представленными договорами товаров.

В рассматриваемом случае из материалов дела следует, что, оценив на основании представленных страхователем документов в связи с заявленным последним событием от 11.05.2017 риски возникновения убытков и усмотрев признаки их значительных размеров, страховщик по своей воле произвел предварительную выплату в целях их предотвращения либо уменьшения их размера. При этом полученные от страховщика выплаты были направлены на оплату средств защиты растений, закупленных в том числе в целях выполнения указаний страховщика в соответствии с выводами по результатам проведенного обследования яблоневых садов, отраженными в акте обследования от 13.05.2017, что подтверждается материалами дела.

В этой связи в качестве назначения спорных платежей было указано «выплата по договору страхования № 74001000400524 от 27.10.2016», и, как указывал ответчик в ходе рассмотрения спора, истцом не представлено доказательств осуществления истцом данных платежей в пользу ответчика именно в счет страховой, то есть компенсационной выплаты.

Истцом не представлено каких-либо доказательств в подтверждение перечисления спорных денежных средств помимо своей воли и не в своем интересе исходя из специфики сельскохозяйственного страхования.

Таким образом, с учетом положений ст. 962 ГК РФ суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что спорные платежи страховщика по договору страхования № 74001000400524 от 27.10.2016 были связаны с несением им расходов по предотвращению убытков страхователя либо минимизации их размера, то есть произведены страховщиком в его же интересах в целях предотвращения причинения значительного ущерба страхователю, который подлежал определению по результатам уборки урожая. Указанное подтверждается представленными в материалы дела Правилами страхования от 21.04.2016, актом обследования от 13.05.2017 и предварительным расчетом АО «СК Опора» произведенных расходов страхователя по предотвращению убытков по заявленному событию.

В силу изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что спорная сумма не подпадает под признаки неосновательного обогащения, поскольку ее перечисление в адрес ответчика являлось мерой, направленной на предотвращение наступления страхового случая.

Доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение, поскольку в рамках вышеуказанного дела № А54-9213/2017 было установлено, что страховой случай фактически не наступил, в связи с чем ответчик ввел истца в заблуждение относительно необходимости перечисления спорных денежных средств, подлежат отклонению по основаниям, изложенным выше.

Доводы апелляционной жалобы повторяют доводы, изложенные в обоснование своей позиции при рассмотрении дела судом первой инстанции, не опровергают выводы суда, сделанные с учетом установленных фактических обстоятельств, а лишь выражают несогласие с ними, что не может являться основанием для удовлетворения апелляционной жалобы.

При принятии обжалуемого определения арбитражный суд первой инстанции правильно применил нормы материального и процессуального права, нарушений норм процессуального законодательства, являющихся в силу ч. 4 ст. 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены принятых судебных актов, допущено не было.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения арбитражного суда первой инстанции не имеется.

Источник: решение Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда